В одном из переулков Переславля-Залесского стоит приземистый, старый-престарый, но все еще крепкий домик. В каждый свой приезд я иду сюда на поклон. Еще до Октябрьской революции в нем поселилась моя прабабушка со своей семьей. Здесь родился мой отец…

Козы на окраинах Переславля-Залесского

Как мои родные, так и многие-многие горожане исстари держали русских молочных коз и романовских овец. Такова уж местная традиция.

Прокорм коз и овец был несложен. Вдоль берегов Плещеева озера, главной местной достопримечательности, летом паслись крупные стада. Сочная трава и буйные заросли кустарников давали им обильную пищу. Молочные козы, и романовские овцы здешними жителями ценились и по сей день ценятся. Да, ценятся, только держать их стало труднее. Нет, не от того, что с кормами туго. Корма есть. Сено всегда можно накосить или прикупить, а веточный корм в виде веников сколько угодно можно навязать в кустарниковой поросли.

Расхолаживают иные трудности. Сейчас у животноводов Переславля и его окрестностей нет племенных козлов и баранов с хорошей родословной. Да что родословная. Вообще никаких не оставляют на племя. Используют только молодняк, который после осенней случной кампании сдают на мясо. А от него, во-первых, потомство мелковато, во-вторых, зачастую вообще не остается резерва. Скажем, окажутся яловыми матки — пиши пропало. А яловыми они в результате нехватки и неполноценности производителей остаются довольно часто. И тогда их тоже отправляют на мясо. Таким образом и сокращается поголовье.

В одном из переулков Переславля еще недавно можно было видеть ворота с вывеской «Животноводческий двор». Принадлежал он здешнему товариществу владельцев скота. Во дворе стояли племенные производители: бык, козел, баран. Сюда горожане приводили своих коров, коз, овец. Благодаря породности производителей улучшалось местное поголовье. Товарищество распалось, животноводческий двор закрыли.

И вот плоды… У переславского жителя Алексея Максимовича Герасимова коза Снежка раздобрела. Козлят не вынашивает. Боится Алексей Максимович остаться без молока, а ему, инвалиду войны, оно, по его выражению, «помогает не болеть».

В разговоре, как все переславские, ярославские, владимирские, Герасимов нажимает на «о».

— Козел на нашем краю один — у Поли, не знаю как ее фамилия. Трудолюбивая такая: овец, коз у нее полон двор. И козла держит. Пришел к ней за козлом-то, чтобы на свой двор к Снежке свести, хозяйка вывела его, я так и обомлел — рога здоровущие, метровые.

— А раньше где козла доставали?

— Раньше на «Животноводческий двор» водил. Жаль, что закрыли его. Нужно снова организовать товарищество и к руководству энергичных людей приставить. А то даже из деревень к Полиному козлу привозят коз. Некуда больше. Слава богу, хоть один нашелся.

Ладно бы никогда не было этого «Животноводческого двора» и речь шла о том, чтобы его создавать из ничего, на пустом месте. А то ведь действовал, был нужным владельцам скота. Почему же ликвидировали? Неужели местным властям все равно: порешат по этой причине на приусадебных участках продуктивных животных или не порешат? И неужели можно отмахнуться от традиции коренного населения, его исконного желания водить коз и овец? А то, что тут все еще есть большие энтузиасты, сомневаться не приходится. Заглянем хотя бы к «трудолюбивой Поле».

…Пелагея Михайловна Куркина. Идешь в ее дом узким проходом вдоль загона. В нем гуляют животные, в основном ярки, но есть и взрослые козы, овцы. Вон степенный, представительный баран. Типичный романовский. Очень крупный. От него, должно быть, все это овечье племя.

Того козла с метровыми рогами, о котором говорил Герасимов, не видно. Как потом выяснилось, этот козел-удалец может рогами снести забор, а то и просто перемахнуть через него и отправиться в самоволку. Оттого часто и сидит взаперти.

А теперь несколько слов о хозяйке. Она одна подняла на ноги шестерых детей. Жила трудно. Сейчас, когда дети стали самостоятельными, можно бы и не возиться с таким хозяйством. Однако трудолюбие у нее природное, и оно не дает ей праздно проводить время.

В кухне стояла недавно объягнившаяся овца, вокруг взбрыкивали ягнята, здесь же веселились и козлята.

— Нынче у меня овцы что-то плохо принесли: по два всего, правда, крупных. Обычно же они дают по четыре-пять ягнят. Да и одна из коз не отстает, четверых принесла,— делилась своими новостями хозяйка.

— Четверых ягнят, наверное, не просто выкормить, хотя бы и под маткой. Хватает ли на всех молока?

— Если четверо, то в очередное кормление пускаю сначала одну пару, потом другую, в следующее наоборот. С двух недель подпаиваю коровьим молоком из бутылки. Романовские овцы хорошо выкармливают своих ягнят. Вон стоит: неделя ему, а как месячный.

И верно, посреди кухни среди скачущей овечьей и козьей мелюзги гоголем держался крупный ягненок. Его мать особо плодовита. За год объягнилась трижды: 25 июня, 17 декабря и 13 марта.

— Бывает, мать не принимает малыша, может он тогда пропасть? — спрашиваю у хозяйки.

— Когда ягнята родятся, нужно, чтобы овца каждого облизала. Один раз дай, думаю, оботру первого, а то замерзнет, других дожидаясь. Потом жалела, что так сделала. Подсажу, а матка задними ногами семенит, не дает сосать. Чтобы промежутки между рождением каждого следующего ягненка не были слишком длинны и чтобы овца не мучилась, не надо ее случать с очень крупным бараном. У меня, например, два барана — один побольше, другой поменьше. Маткам постарше — первого, яркам — второго. Меняюсь баранами с кем-нибудь каждый год.

— А вот еще такой вопрос часто задают читатели. Как узнать, с приплодом овца или нет? Ясно, что суягные покрывшиеся матки больше не проявляют интереса к баранам. Но хозяева могут сомневаться: вдруг интерес-то был, да они проморгали?

— Случают овец через пять недель после ягнения, а затем с двух с половиной месяцев вымечко уже набухает, полнеет. Суягную овцу тронешь за него — она сразу же присядет. И коза так же. Это верная примета.

— Сколько же коз у вас сразу принесли приплод? Шестеро козлят прыгают.

— Все шестеро от двух коз. Еще молодые, а плодовитые, как овцы. Надаиваю от них по 2,5 л молока в день, а старше станут, так и 3,5 л дадут. Едят все, даже селедку, рыбу. Главное же для них — пойло. Его обязательно подсаливаю. Сухарей крошу туда — хлебные объедки знакомые приносят, сушу впрок.

Зимой овцы у Пела геи Михайловны целый день во дворе. Говорит, что, когда животные по снегу ходят, у них не бывает «копытницы». Так в народе называют заболевание копытную гниль. На свежем воздухе все кормушки вылизывают дочиста. Даже привередливые козы в сарае копаются-копаются в корме, выбирая что повкуснее, а тут: кинь им сена на снег — подберут, не побрезгуют.

Дружно живет это смешанное овечье и козье стадо. Друг от друга не на особинку. Верховодит всеми, конечно, козел.

— Козы — животные умные,— говорит хозяйка.— Летним утром чуть замешкаешься с выгоном на пастбище, сами калитку открывают. Задвижку отодвигают носом, рогами и идут к водокачке, где трава получше. Впереди выступает старшая коза, за нею овцы, потом молодняк, замыкающим — козел, а по бокам бегут две наши собаки. Бывает, вечером зазеваешься пригнать домой — напомнят. Прибежит собака, залает. Дает понять, что за стадом надо идти. Иду. Возвращаются животные строем в том же порядке.
Когда я собиралась уходить, попросила вывести козла.

— Хорош! — не удержалась я от похвалы.

— А какой лихой! Был случай. Овца у меня два дня как объягнилась. Лежала она за загородкой отдельно, а козел стоял в своем загоне рядом. Долго не отходил от этого места. Думал-думал и перепрыгнул к овце-то. Прихожу утром, а он у нее лежит. Стала овца после этого ягнят отбивать, отказываться их кормить. Ну а через
положенный срок принесла пяток ягнят. Целый день ягнилась.

— Случай любопытный. Что же перешло к ягнятам от козла-отца? Было в них что-нибудь козье?

— Шерсть была грубее. Не в косицах, как у всех романовских, а развитая по волоску, как у коз.

— Если романовские овцы по столько ягнят приносят, должно быть, прибыльно их держать?

— Сейчас стало прибыльно. Сдали, к примеру, барана на 80 кг. Начисление за мясо, наценка за шерсть. Шерсть также для себя настригаем.

Сидят напротив меня мать и дочь. Симпатичная Ира, вполне современная городская девушка, а и она в ведении этого козье-овечьего хозяйства принимает активное участие. В свободное от работы время помогает матери.

— Шестьдесят третий год пошел,— пригорюнилась вдруг Пелагея Михайловна.— Тяжело уже стало. Покончу, наверно, с этим хозяйством.

— Да разве ты сможешь без коз, без овец,— сказала ей Ира.— Не слушайте ее. Выгода — выгодой, а она животных любит. У нас вся семья любит их. Брат сейчас в армии служит. Раньше пас наше стадо. Сейчас в письмах все спрашивает, как там козы, овцы, какая сколько принесла.

…Порассказали мне, что в Переславле есть и другие энтузиасты разведения коз и овец. Важным делом заняты они.

Л. Исаченко


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
(Еще не оценили)
31 марта 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Если у вас есть сайт или блог . Обязательные поля помечены *